Кто и сколько платит за "постиндустриальный рай"?

Айпод на вес крови

Слышали ли Вы выражение "постиндустриальное общество"? А концепцию "электронной экономики"? А про "киберкорпорацию" слыхали? Эти высокомудрые слова и инновационные теории давно стали расхожими благодаря средствам массовой информации. На них любят ссылаться, ими модно козырять, их изучают в вузах. Особо продвинутые студенты могут назубок выучить постулаты модных теорий и даже знают, как правильно расшифровывается слово "е-бизнес". В общем, концепции эти стали частью общественного сознания. Их задача состоит в том, чтобы убедить нас: "индустриальное общество" империализма кануло в прошлое. мы живём в совершенно другой эпохе, со своими законами и правилами. Старые теории и выкладки следует отнести на помойку, в "информационном обществе" они не работают. О новый, дивный мир! Ты более не подчиняешься мрачным законам упрямого старика Маркса. Не так ли?

----------------------<cut>----------------------

Тогда что вот это?

В индийском округе Джаинтия Хиллс, расположенном на северо-востоке штата Мегхалая работают тысячи малолетних рабочих, некоторым из которых нет и восьми. Желая как можно раньше начать зарабатывать деньги, чтобы поддерживать свои сеьми, они уходят из школы, чтобы работать на шахтах в очень опасных условиях. Официально детский труд в Индии запрещен, и якобы соблюдаются стандарты безопасного труда в шахтах, однако лазейки в законодательстве позволяют обходить множество запретов.

Юные шахтеры спускаются по плетеным лестницам из веток в вырытые угольные шахты, протискиваются в “крысиные норы”, настолько маленькие, что в них невозможно даже пройти на коленях. Лежа плашмя, они работают примитивными инструментами и голыми руками: человеческий труд здесь намного дешевле машинного.

Айпод на вес крови
1. Мальчик на угольном складе недалеко от Ладримбай в округе Джаинтиа Хиллс в северо-восточной части Индии. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
2. 38-летний Прабхат Синха с грузом угля спускается по лестнице недалеко от поселка Кхлиериат. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
3. Кран поднимает шахтеров из шахты 90-метровой глубины. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
4. Многие дети бросают школу чтобы поддерживать материально свои семьи, работая на угольных шахтах. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
5. 22-летний Шиам Раи из Непала в «крысиной норе» в туннеле в шахте. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
6. Мальчик с грузом угля на угольном складе. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
7. Рабочие на мосту несут уголь к грузовикам. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
8. 14-летний Чхаи Лингдох зарабатывает около 5 долларов в день за то, что достает уголь из 2 267-килограммовой загрузочной воронки. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
9. 12-летний Абдул Каюм с углем, предназначенным для дробления. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
10. Шахтер в туннеле. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
11. 20-летний Анил Баснет с товарищем толкают телегу с углем из туннеля. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
12. Шахтер у шахты, где он работает. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
13. Кран поднимает шахтеров из шахты на обед. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
14. Восьмилетний мальчик по имени Файт разгребает уголь на складе. Местным школам, предоставляющим бесплатное образование, трудно убедить родителей удержать детей в школе, так как те ищут дополнительные источники дохода. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
15. 38-летний Прабхат Синха разгружает уголь, который вынес из шахты. На шахтах используется ручной труд и примитивное оборудование. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
16. Рабочие грузят уголь в грузовики. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
17. Рабочий готовится ссыпать уголь в дробилку. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
18. Шахтер достает инструменты после работы в шахте на 90-метрвоой глубине. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
19. Шахтеры моют руки, готовясь к обеду. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
20. Шахтер кричит оператору крана, чтобы он поднял их наверх. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
21. Дети идут мимо угольного склада по дороге из школы домой. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
22. Рабочие идут домой после смены. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
23. Поддатые молодые шахтеры слоняются по углехранилищу. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
24. 13-летняя Кала Раи на уроке английской грамматики в церковной школе. Она полгода работала в шахтах, но потом смогла вернуться в школу. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
25. Грузовики с углем в городе Ладримбаи. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
26. Грузовики с углем и другие автомобили в городе после пробки из-за аварии. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
27. Мальчик в магазине рядом с разгружающими уголь рабочими. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Айпод на вес крови
28. Рабочие на рынке во время игры в кости. (Daniel Berehulak / Getty Images)

Именно так выглядит самое обычное дело — труд многих тысяч детей в Индии. Некоторым из этих юных пролетариев нет и 8 лет. Желая как можно раньше начать зарабатывать деньги, чтобы поддерживать свои семьи, они уходят из школы и работают на шахтах в очень опасных условиях.

Раньше обыватели, видя подобные нелицеприятные картины, отделывались словами, что всё это-де из-за дикости и нецивилизованности всяких отсталых народов. Не хватает им ума нежиться в лоне "информационного общества". И сейчас иногда всё ещё слышны подобные горе-аргументы. Но их всё труднее применять в нашем глобализированном мире, где уже невозможно вычленить для анализа экономику какой-то отдельной страны и рассмотреть её изолированно. Взаимопроникновение экономик и культур достигло огромной величины. Государства всех частей света связаны друг с другом миллионами торговых нитей. Буржуазные профессора рисуют сладостную картину всемирной рыночной интеграции. Но когда начинаешь пристально вглядываться в опутавшую мир торговую паутину, за ней угадываются знакомые очертания. Красивыми речами и мудрёными теориями задрапирован лик неоколониализма.

Неоколониализм никуда не делся. Этот зверь живёт уже более полувека и прекрасно себя чувствует. Он сменил на посту своего старшего брата — колониализм, который вынужден был всё же уйти в небытие, упившись кровью сотен миллионов человеческих жертв. Сейчас неоколониальная политика империалистических держав — столп их благополучия.

Наивные сказки про "информационное общество" вызваны всего-навсего одним обстоятельством — мировым разделением труда. За прошедшие сто лет империалисты постарались вынести из своих стран всё грязное, тяжёлое и неудобное производство. После Октябрьский революции капиталу очень не хотелось раздражать своих рабочих бесчеловечной эксплуатацией. Да вдобавок, заморская рабочая сила выгодней. Тяжёлое индустриальное производство никуда не делось, оно не исчезло, оно не уступило место "информационному" раю — оно лишь было скрыто за ширмой государственных границ. (Было бы неправильно при этом впадать в крайность и думать, будто в США и Европе вовсе не осталось рабочего класса, нет места эксплуатации и бесчеловечности. Всё это осталось, но за прошедший век приняло более мягкие и цивилизованные формы. Причина тому — организованная борьба самих рабочих, а также уступки со стороны буржуазии, чтобы избежать революционных потрясений.) А у обывателей Европы и Америки, у рядовых многомиллионной армии потребителей сложилось обманчивое впечатление, будто "айфоны" и "айпады" появляются на прилавках супермаркетов просто так, в порядке рекламной акции и самодвижущегося волшебного прогресса. Покупая красивую даскую сумку, они не думают о том, сколько людей отравилось при дублении кожи в невентилируемых цехах где-нибудь в Малайзии. Покупая "айфон", они не знают, какой ценой был выплавлен металл для него, и сколько профессиональных болезней "заработали" при его изготовлении пролетарии из глухой китайской провинции. Это даже не приходит им в голову. "Айфон" — это такая изящная, красивая, эргономичная игрушка, кажется, что она с самого начала была именно такой. Возможно ли представить, что с этой милой вещицей неразрывно связан пот, слёзы и кровь?

Но именно на этой крови и держится потребительский рай империализма. Разница лишь в том, что если сто лет назад оба противоположных полюса были сосредоточены в каждой стране, то с тех пор капиталисты постарались максимально разнести их, чтобы обезопасить свою шкуру. На одном полюсе — рабочие Индии, Китая, Малайзии, Африки, Таджикистана, Украины, которые живут и умирают так, как жили и умирали бедняки позапрошлого столетия. Они делают для "цивилизованного мира" высокотехнологичные игрушки, они с детства одевают и кормят "культурных" обывателей. Взамен они получают страдания, лишения, болезни и жалкую возможность заработанными долларами оттянуть голодную смерть. На другом полюсе — сытые, довольные, туповатые обыватели, которые получают все блага цивилизации как нечто само собой разумеющееся. Подобно тому, как французская королева Мария-Антуанетта искренне верила, что хлебные булки растут на деревьях, эти обыватели искренне верят, что материальные блага изготавливаются нынче каким-то новым, особым, "постиндустриальным", способом. На игнорировании реальности, на сладких сказках и основаны все эти концепции, от "информационного общества" до "шведского социализма".

Айпод на вес крови

* * *

Как известно, Мария-Антуанетта кончила свою жизнь на гильотине. Её вместе с королём казнил восставший французский народ. Крестьяне не пожелали умирать с голоду, выпекая булки для аристократии. Не повод ли это задуматься всем тем, кто ныне убаюкивает себя "постиндустриальными" сказками?

Капитализм никуда не делся. Пролетариат и буржуазия не исчезли. Все блага цивилизации по-прежнему достаются ценой эксплуатации и по законам политэкономии Маркса. К чему это приведёт — вы должны помнить.


БАТОВ Александр