Римас Науялис

Русские нападут? Не бойтесь, господа, и даже не надейтесь

У России нет рациональных мотивов оккупировать Литву, ведь в военном геополитическом смысле это означало бы развязать войну со всем НАТО; однако большинство литовцев на подсознательном уровне боится России

----------------------<cut>----------------------

"Русские скоро нас оккупируют. Это всего лишь вопрос времени. Если не будем вооружаться, точно нападут. Если вооружимся, возможно, они отменят свою атаку. Готовимся. Будем начеку. Доносим на нелояльных к власти граждан". Это лейтмотив, "украшающий" большое количество статей в литовских СМИ.
Абсолютная уверенность в том, что Россия собирается оккупировать Литву, завладела умами многих в нашей стране. Что случилось с этими умами? Что это – навязчивая идея, фобия, паника, мания, невроз или паранойя? Почему, казалось бы, на первый взгляд, спокойные литовцы попали в эту психологическую ловушку?

"Осмотритесь вокруг, с какой стороны начнут стрелять русские. В этот раз уж точно будем стрелять в ответ. Может, даже хорошенько взбудоражим. Думаем, когда наступит час Х? Но он уже наступил".

Так озаглавил свою статью на одном новостном портале обозреватель Арунас Дамбраускас. Далее автор пишет: "Давно понятно, что Кремль способен осуществлять долгосрочные стратегии и с дьявольской выдумкой и маниакальным упорством использует все возможности. Сейчас, когда мы уже не первый год ощущаем себя как на линии фронта, казалось бы, хороший повод наконец-то понять, где самые слабые места в нашей обороне, и искренне обеспокоиться этим".

Этому обозревателю почти в тот же день и на том же портале вторит военный аналитик Ауримас Навис. Он считает, что Россия уже готова атаковать и освободить литовцев от тяжелого бремени свободы, потому что, видите ли, многие литовцы не умеют пользоваться своей свободой, боятся ее и с большим удовольствием взвалят всю тяжесть неподъемных проблем на плечи российского лидера.

Уже давно литовцев кто-то весело окрестил "грузинами Балтии". Да не обидится эта кавказская нация, но грузин считают очень эмоциональными. Такие же и литовцы, несмотря на северные широты. Латыши, а особенно эстонцы намного лучше справляются со своими эмоциями. Это было заметно еще в 1989 году. Эстонцы шагали к своей свободе шаг за шагом. Мы — прыжками, через конфликты и экономическую блокаду. Эстонцы на своем пути не лишились ни одной жизни…

Какие же эти наши эмоции, импульсы, с которыми мы не можем справиться? Перечислю их, и не обязательно в порядке значимости, потому что все они переплелись в один большой ком.

Первое. Чувство незащищенности, которое появляется тогда, когда ощущаешь себя маленькой нацией в большом мире. В этом случае есть два выхода. Один — установить со всеми "взрослыми" хорошие отношения и, не утратив достоинства, маневрировать между ними. Так поступают финны, австрийцы, датчане. Для этого необходима мудрость. Если же она отсутствует, остается только "приклеиться" к одному "взрослому" и отдать ему свою свободу в обмен на защиту. Тогда просыпается совесть и падает чувство собственного достоинства, но боль этих чувств можно погасить громкими криками о том, что тебе угрожает другой "взрослый".

Второе. Желание почувствовать любовь окружающих, стремление чувствовать свою нужность. Это желание реализуется тоже двумя способами. Конструктивный способ — стать примером для окружающих, создав такие благоприятные системы, как Финляндия, Дания и Сингапур. Для этого вновь нужна затея. Когда и она отсутствует, остается второй путь: создать образ нужности можно при помощи конфликта или хотя бы его видимости. Кричи "русские нападают", вооружайся, и на тебя точно обратят внимание, тебя начнут жалеть, ты станешь важным… раздражителем.

Третье. Желание получить деньги. В общем, приходится смириться с теорией, что люди все делают либо ради любви, либо ради денег. Стремление к любви и вниманию мы только что обсудили. А желание денег можно удовлетворить или позитивно, создавая высокопроизводительную экономику, или же негативно, превращая страну в прифронтовую зону, призывая НАТО инвестировать и надеясь выжить благодаря обслуживанию военных объектов.

Такой бизнес выглядит очень ничтожно, но для некоторых господ с ограниченным воображением и этого достаточно.

Четвертое. Иррациональная боязнь России. Большинство литовцев на подсознательном уровне, иррационально боится большой России. Это — психологическая проблема, внимание к которой подогревают некоторые западные "партнеры", особенно США. Но с этой иррациональной боязнью можно справиться, стоит всего лишь последовательно работать над собой.

У России нет никаких рациональных мотивов нас оккупировать. Ведь в военном геополитическом смысле это означало бы развязать войну со всем НАТО. Зачем России война с НАТО? В этом нет абсолютно никакой логики. Сейчас не 1939 год, когда действительно большую важность имели несколько дополнительных километров в сторону Запада. Ведь известно, что сегодня все решают высокие технологии, а в случае войны — не недельные танковые бои, а секундное нажатие на кнопку клавиатуры.

В историческом смысле — да, Россия несколько раз вторгалась в Литву и здесь оставалась. Точно так же, как и Польша, и тем более Германия. Приход Германии, особенно последний, во время войны, принес нам большое количество жертв. Неужели уже забыли? Но времена меняются, и сейчас страны оккупируются, например, деньгами. Где, кстати, наш старый, добрый лит? И какая у нас теперь национальная валюта?
В экономическом смысле Литва сегодня совсем не привлекательна: достаточно обедневшая территория без собственной крупной промышленности и, по сути, неконкурентоспособное сельское хозяйство.

России пришлось бы вбросить сюда, на территорию в 65 тысяч квадратных километров, миллиардные инвестиции, чтобы хоть как-то оживить сельское хозяйство. А для чего? У нее у самой 17 миллионов квадратных километров и часть этой территории запущена, особенно на севере и востоке. Нелогично.

Транзит в Калининград? Он работает и сейчас. Кроме того, еще существует морской путь. А энергетические пути из России на Запад уже давно проложены в обход Литвы. Поэтому вновь нелогично.

В социальном смысле Россия обладает миллионами пенсионеров, которым надо платить пенсии. Зачем ей дополнительный миллион пенсионеров? Еще и часть из них злые русофобы, не говоря уже о русофобской риторике, воспитанной в молодом поколении. Часть точно пошла бы партизанить. Трудоспособное население эмигрирует из Литвы, поэтому пенсионная система может вскорости рухнуть, ведь в бюджете все меньше денег. Для чего России все эти мучения? Нелогично.

Именно поэтому боязнь оккупации совсем иррациональна. Иногда задумаешься, а может, вышеупомянутые русофобы-обозреватели просто сами трусы, которые показывают свои страхи как общественные, пытаются заразить ими других? Ведь бояться вместе намного интереснее, чем в одиночку.

Возможно, этот страх развился из чувства вины. Часть нашей элиты глубоко в сердце чувствует, что они плохо управляли страной, что они довели ее до теперешнего состояния, когда 30% населения живет за чертой бедности, а темпы эмиграции просто трагичны (50 тысяч жителей за год, в то время как в государстве живет 2,9 миллиона).

Естественно, правящий класс чувствует вину, а вместе с тем и страх. Страх, что такая неэффективная конструкция, основанная на русофобии и либерализме, может в один день рухнуть. А ведь и сам Евросоюз слабеет, поэтому в самом страшном, маловероятном, но все же, случае Литва может погрязнуть во внутреннем хаосе. И именно тогда, чего и боится часть наших, войдут русские, чтобы навести порядок. Они кого-то поставят на место. А кого-то отругают и чисто по-русски искренне простят и позволят вновь… адаптироваться.
Русские нападут? Не бойтесь, господа, и даже не надейтесь

Не бойтесь, господа. И не надейтесь. У России и без вас хватает головной боли.